ЭКСПЕРТИЗА

ПСИХОЛИНГВИСТИКА АССИМЕТРИЯ МОЗГА МЕТОДИКА РЕЗУЛЬТАТЫ ЗАКЛЮЧЕНИЕ БИЛ-М И ФИЗИКА ПРОБЛЕМЫ ПРОБЛЕМЫ ЭКСПЕРТИЗА

 

 

Экспертная оценка основных документов,
регламентирующих введение билингвального образования в школах
с русским языком обучения в Латвийской республике

ПРОБЛЕМЫ БИЛИНГВИЗМА

 

Эксперты:

bulletВиктор Бирюков, доктор инженерных наук,
bulletВалерий Бухвалов, доктор педагогических наук,
bulletБронислав Зельцерман, научный руководитель педагогического центра "Эксперимент",
bulletАзий Иванов, доктор исторических наук,профессор,
bulletЯков Плинер, доктор педагогических наук,
bulletЮрий Ульянов, доктор филологических наук,
bulletОлег Щипцов, доктор инженерных наук, профессор.

Краткая характеристика ситуации

С 1-го июня 1999 года вступил в силу новый закон об образовании, в 9-ой статье которого сказано, что образование в государственных учебных заведениях, в том числе в школах осуществляется на государственном (латышском) языке. Исключение составляют школы национальных меньшинств и частные школы. В настоящее время свыше 34% учащихся обучаются в школах с русским языком образования, которые не являются национальными, но являются школами русского лингвистического меньшинства.

Параллельно с вступлением в силу закона, в Латвийской республике начался процесс обсуждения концепции программы интеграции общества, в которой представлен раздел "Образование". Главной особенностью этого раздела является введение в школах национальных и лингвистических меньшинств билингвального образования, которое по заверениям авторов должно помочь учащимся интегрироваться в латвийскую языковую и культурную среду и сохранить при этом свою национальную идентичность.

Настоящая экспертиза сделана независимыми экспертами с целью оценки научной обоснованности и методической проработанности билингвального образования, которое предлагается к внедрению в общеобразовательных школах.

Научно-прикладное исследование "Билингвальное образование в общеобразовательной школе Латвии"

С 1999/2000 учебного года в 1-х классах общеобразовательных школ Латвии с русским языком обучения в экспериментальном порядке вводится билингвальное образование. С этой целью министерство образования и науки разработало четыре модели билингвального образования, одну или несколько из которых школы имеют право выбрать для реализации, либо разработать свою. Предлагаемые министерством модели основаны на научно-прикладном исследовании "Билингвальное образование в общеобразовательной школе Латвии", проведенном в Институте педагогики и психологии при Латвийском университете. Исследование проводилось по заказу и при участии министерства образования и науки и при содействии Латвийского отделения Фонда Сороса.

Исследование состоит из следующих частей: анализ ситуации, основные положения билингвального образования в Латвии, предварительные условия введения билингвального образования в школах Латвии, списка использованной литературы. Общий объем работы 38 страниц формата А-4. В нашей экспертной оценке мы проанализируем лишь основные положения данного исследования, имеющие прямое отношение к практике школьного образования.

В первом разделе первой части работы излагаются дефиниции основных понятий билингвального образования.

Правильно указывается, что билингвизм есть свободное владение человеком двумя языками. Согласно утверждению авторов билингвальное образование - это всего лишь освоение двух языков на уровне родного языка, что принципиально неверно, ибо билингвальное образование - это освоение определенного блока культурных ценностей на двух языках. Если часть культурных ценностей освоена только на родном языке, а другая только на неродном, то невозможно достижение реального билингвизма, ибо у личности не развито мышление и языковое творчество на одном из языков. Поэтому билингвизм условно можно разделить на содержательный и предметный. Содержательный билингвизм предполагает изучение всего содержания образования на двух языках с целью формирования билингвальной и бикультурной личности. Предметный билингвизм предполагает изучение одной части предметов на одном языке, другой части предметов на другом языке с целью формирования моноязычной и монокультурной личности с ограниченным уровнем знания другого языка и культуры. Содержательный билингвизм используется как средство интеграции, предметный как средство ассимиляции учащихся.

Во втором разделе первой части кратко изложены четыре модели зарубежного опыта билингвального образования. Радикальная модель предполагает обучение детей уже с первого класса на неродном языке по всем предметам. Переходная языковая модель образования, предполагает постепенную подготовку учащихся к обучению на неродном языке, путем увеличения предметов, преподаваемых на этом языке. Эта модель, а также радикальная направлены на ассимиляцию учащихся. Модель углубленного освоения языка предполагает, что все или часть предметов в школе изучаются на двух языках. Последняя модель языкового выживания предназначена для сохранения родного языка. В соответствии с ней обучение по всем предметам должно строиться на родном языке, а неродной язык играет вспомогательную роль.

В этом же разделе первой части кратко анализируется опыт билингвального образования некоторых зарубежных стран. Следует отметить, что эмпирический опыт представлен без какого-либо теоретического обоснования, что во-первых, недопустимо в исследованиях подобного уровня, во-вторых, лишает заказчиков исследования понимания теоретических закономерностей, с помощью которых проектируются различные модели билингвального образования. Более того, без теоретического обоснования невозможно сделать анализ и дать оценку эмпирического опыта. В исследовании совершенно не представлены какие-либо психологические обоснования эмпирического опыта. Далее в первой части рассматриваются билингвальные модели без какого-либо научного анализа и оценки. Не имеет смысла перечислять эти примеры, ибо они выбраны по критерию наибольшей радикализации в плане неродного языка образования.

В первом разделе второй части исследования перечислены проблемы реализации программы освоения государственного языка в школах с русским языком обучения и школах национальных меньшинств.

Совершенно бездоказательно утверждается, что большая часть родителей выбирают латышские школы для обучения своих детей. Авторы считают, что обучение в латышской школе облегчает продолжение обучения в государственных высших школах. И это при том, что в настоящее время многие выпускники школ с русским языком обучения без предварительной билингвальной подготовки успешно занимаются в государственных и частных высших школах.

Совершенно справедливо указано, что учителя не готовы к билингвальному образованию, нет государственной программы подготовки билингвальных учебных пособий и самих пособий, не разработаны дидактика и предметные методики билингвального образования.

Во втором разделе первой части исследования приводится обоснование необходимости билингвального образования. По нашему мнению, это совершенно голословные утверждения, для которых нет ни эмпирических, ни теоретических оснований: "представители национальных меньшинств желают обучать своих детей в латышских школах, билингвальное образование не требует дополнительного финансирования, билингвальное образование создает благожелательную социолингвистическую ситуацию..". И это утверждается в ситуации, когда нет ни учебников, ни методик, ни теоретических оснований, ни учителей способных научно правильно осуществлять билингвальное образование!

В третьей части второго раздела приводятся модели билингвального образования, которые авторы предлагают для школ с русским языком обучения. И опять, как и ранее никаких теоретических обоснований ни для одной модели не приводится. Авторы определяют соотношение родного и неродного языков в обучении исходя из эмпирического зарубежного опыта.

Модели А-1 и А-2 разработаны на основе зарубежных переходных моделей билингвального образования и предназначены для детей, родители которых желают их ассимилировать в латышскую среду. Сохранение национальной идентичности при реализации данных моделей маловероятно, ибо начиная с первого класса на латышском языке изучается половина (либо 25%) предметов и к четвертому классу 100% (за исключением родного языка и литературы), в 5-6-х 50-80%. С седьмого класса обучение осуществляется только на латышском языке по всем предметам. Мы считаем, что данная модель имеет право на существование, ибо есть родительское меньшинство (а не большинство как утверждают авторы), которое желает ассимилировать своих детей в латышскую языковую и культурную среду.

Модели В-1 и В-2 разработаны на основе зарубежной модели углубленного освоения двух языков. Во введении к модели В-1 говорится, что часть или все предметы по этой модели изучаются на двух языках. В 1-2-х классах интегрированное билингвальное обучение (50%-95% содержания на латышском языке), в 3-6-х классах билингвальное обучение (50%-75% содержания на латышском языке), в 7-9-х классах 40-60% содержания изучается на латышском языке. Перечислены предметы, содержание которых изучается на латышском языке: география, история, введение в экономику, обществознание, учение о здоровье и предметы, изучавшиеся в начальной школе билингвально. Остальные предметы: родной язык и культура, иностранный язык, математика, физика, химия, информатика, биология изучаются на родном языке.

Эта модель в определенной степени обеспечивает билингвальное образование и позволяет сохранить национальную идентичность учащихся.

Модель В-2 предполагает начиная с первого класса постепенное увеличение предметов осваиваемых на латышском языке, таким образом, чтобы к 9-ому классу большая часть предметов изучалась на латышском языке. По сути дела - это также модель медленной ассимиляции детей. Она не направлена на сохранение национальной идентичности учащихся. Более того, авторы признают, что эта модель практически нигде не проверялась в мире, то есть сугубо гипотетична. Несмотря на это уважаемые, ученые рекомендуют ее как рабочую в школы, не готовые к этому ни методически ни психологически.

Модели С-1 и С-2 разработаны на основе зарубежной модели сохранения родного языка и культуры. Обе эти модели предполагают, что до 7-ого класса учащиеся обучаются на родном языке по всем предметам, начиная с седьмого класса по модели С-1 60%-80% содержания изучается на латышском языке, по модели С-2 30%-60% изучается на латышском языке. При этом подчеркивается, что обучение по модели С-2 не дает учащимся право обучаться в средней школе. Совершенно непонятно, почему обучение по модели С-2 не позволяет учащимся продолжать образование в средней школе, например, в частной или вечерней?

Таким образом, из всех предлагаемых моделей только модель В-2 в некоторой степени отвечает понятию содержательное билингвальное образование, ибо только в ней допускается изучение предметов на двух языках. Во всех остальных моделях изучение предметов на двух языках, как это должно быть при билингвальном образовании, заменяется изучением большей части предметов на латышском - неродном для учащихся языке. Это ничто иное, как предметное билингвальное образование. Следует подчеркнуть, что содержательное билингвальное образование и предметное билингвальное образование - это принципиально разные психолого-педагогические подходы, направленные для достижения принципиально разных целей, в первом случае - интеграции, во втором случае - ассимиляции учащихся.

В каждом разделе для каждой модели приводятся организационные условия, которые необходимо выполнить, чтобы реализовать все перечисленные выше модели образования. Они одинаковы для всех моделей, поэтому перечислим важнейшие из них, которые до сих пор не выполнены и вряд ли будут выполнены в ближайшие год-два: "разделение классов на малые группы, изменение содержания латышского языка как учебного предмета для билингвального обучения, повышение квалификации учителей начальной и основной школы".

В шестом разделе второй части исследования представлены две модели билингвальных гимназий (G-1 и G-2). Первая модель предполагает углубленное изучение культурно-исторического и языкового блоков. Соответственно 30%-60% содержания учебных предметов планируется изучать на латышском языке. Это биология, история, латышская культура, химия, экономика. Вторая модель гимназии предполагает, что все предметы будут изучаться на двух языках.

Так же как и для основной школы, в исследовании не приводится никакого теоретического обоснования предлагаемых моделей гимназий. Можно предположить, что соотношение латышского и русского языков авторы исследования определяют чисто эмпирически, без учета того, что в нашей республике в настоящее время нет учителей владеющих методикой билингвального образования, нет самой методики и билингвальных учебников. Вместе с тем, первая модель гимназии - это модель предметного билингвального образования на двух языках, вторая модель - это содержательная билингвальная модель.

В заключительной третьей части исследования указаны условия необходимые для введения билингвального образования в школах. Среди них: подготовка учителей, создание методик и учебных пособий и другое. Все это по нашему мнению требует как минимум 3-4-х летней серьезной подготовительной работы. Однако министерство образования и науки, как уже было сказано в начале экспертной оценки вводит билингвальное образование уже с 1999/2000 учебного года.

Интересен список литературы, приведенный в конце исследования. В нем делаются ссылки на социологические и политологические исследования и нет ни одной ссылки на научные исследования билингвального образования, выполненного в Латвии.

Мы считаем, что исследование "Билингвальное образование в общеобразовательной школе Латвии" лишено научно-теоретических обоснований и представляет собой компиляцию зарубежного эмпирического опыта. Проектировочная часть исследования есть не что иное как перенос зарубежного опыта в латвийские школы без учета уровня методической подготовленности учителей и материального обеспечения педагогического процесса. В исследовании полностью отсутствует психологическая часть, без которой невозможно оценить эффективность предлагаемых педагогических моделей.

Напомним, что настоящее исследование проводилось с целью подготовки билингвальных моделей образования для школ национальных меньшинств, в рамках которых учащиеся по желанию родителей могли бы сохранить свою национальную идентичность или ассимилироваться в латышскую языковую и культурную среду. Таким образом, из всех предложенных лишь две модели В-1 и В-2 для основной школы и модель билингвизма для средней школы G-2 являются подлинно интеграционными.

Образцы программ 1-4 моделей билингвального обучения для первого этапа основной школы

Методическая разработка подготовлена в Институте педагогики и психологии Латвийского университета для учителей и администраторов школ. Разработка состоит из следующих разделов: введение, цель и задачи билингвального обучения, дидактически-методический подход, планирование билингвального обучения, пособия и ресурсы билингвального обучения, использованная литература. Работа издана в Риге, в 1999 году, выполнена по заказу и при участи министерства образования и науки и при содействии Латвийского отделения Фонда Сороса.

В разделе о целях и задачах билингвального обучения указывается, что данный образец создан для того, чтобы обеспечить направление образования на выполнение требований государственного стандарта для основной школы. В задачах обозначено что нужно сделать, например - отобрать и интегрировать учебное содержание, которое формирует личностные качества учащихся, обозначить билингвальный методический подход, технологию оценки результатов билингвального обучения, отобрать необходимые учебные пособия. Однако, следует отметить, что сама работа не дает ответа на вопрос как это сделать. Технологий реализации этих задач или какие-либо примеры в работе отсутствуют.

В разделе о дидактико-методическом подходе переписаны параметры развития личности из государственного стандарта по всем предметным блокам, дано краткое изложение сущности билингвальных методов обучения, которые по мнению авторов позволят достичь успеха в билингвальном обучении: "игры и игрушки, фронтальная работа, групповая работа, индивидуальная работа, проектирование, способы оценки результатов билингвального образования". Как и в предыдущем разделе нет ни одного образца технологий, обеспечивающих взаимосвязи между указанными методами, примеров билингвального обучения по предметам. Данный раздел заимствован из учебника по педагогике, специфические методы и формы билингвального образования в нем отсутствуют.

В разделе о планировании билингвального обучения приводится описание четырех моделей, которые предлагаются школам, желающим работать по программам образования национальных меньшинств.

1-я модель предусматривает, что в 1-ом классе 25%-50%, во 2-3-х классах 50%-80%, 4-м классе 100% (за исключением родного языка и литературы), в 5-м классе 50%, в 6-м классе 70%-80%, в 7-9-м классах 100% объема содержания предметов (за исключением родного языка и литературы) изучается на латышском языке.

2-я модель предусматривает, что в 1-2-х классах 50%-95% интегрированного содержания изучается на латышском языке, в 3-6-х классах 50%-75%, в 7-9 классах 40%-60% объема содержания предметов изучается на латышском языке: география, история, введение в экономику, обществознание, учение о здоровье, и все предметы, которые изучались на латышском языке в начальной школе. На русском языке изучаются: родной язык и культура, музыка, иностранный язык, математика, физика, химия, биология, информатика.

3-я модель предполагает, начиная с первого класса постепенное увеличение предметов, изучаемых на латышском языке. Никакого билингвального содержательного образования не предусматривается. К окончанию основной школы большая часть предметов должна изучаться на латышском языке.

4-я модель предполагает, что в 1-3-х классах учащиеся осваивают все предметы на родном языке, за исключением латышского языка. В 4-6-х классах предоставляется выбор 40%-60% содержания предметов, изучаемых на латышском языке. В 7-9-х классах география, история, обществознание, визуальное искусство, домоводство, спорт - изучаются на латышском языке. Иностранный язык, математика, биология, физика, химия, музыка, информатика - билингвально.

Все четыре модели относятся к предметным билингвальным моделям, в основе которых увеличение количества предметов изучаемых на латышском языке и постепенное уменьшение использования родного языка в учебном процессе.

В разделе о пособиях и ресурсах для билингвальных программ перечисляются необходимые условия для реализации билингвального образования: свободное владение учителями двумя языками, использование учебников, некоторые методические особенности преподавания. Эксперты считают, что в настоящее время в Латвии, несмотря на то, что билингвальное образование введено в приказном порядке с 1-го сентября 1999/2000 года нет учителей способных качественно работать билингвально, нет методики билингвального образования, билингвальных учебников и пособий.

В заключительном разделе приведен список использованной литературы, в котором нет ни одного источника с описанием исследований билингвального образования или его теоретических основ. В списке приводятся в основном политологические и социологические статьи, содержание которых не имеет прямого отношения к теории и практике педагогических и психологических основ билингвального образования.

Резюмируя краткий анализ программ моделей, следует отметить следующие их принципиальные особенности:

1) предлагаемые билингвальные модели не обеспечивают полноценного сохранения и развития национальной идентичности учащихся;

2) учитывая, что модели подготовлены для школ национальных меньшинств, можно сделать вывод, что министерство образования и науки ставит задачу ассимиляции национальных меньшинств;

3) в методическую разработку образцов программ билингвальных моделей образования не вошли рекомендации ученых, изложенные в исследовании "Билингвальное образование в школе Латвии" по предварительным условиям их внедрения в школах: опрос пожеланий родителей, подготовка учителей и повышение их квалификации, создание общей и частных методик билингвального образования, подготовка соответствующих учебников и пособий. Следовательно, министерство образования и науки пытается внедрить в школах билингвальные модели без необходимой кадровой и методической подготовки, не выясняя мнения родителей;

4) все модели предназначены для основной школы, следовательно грубо нарушаются Гаагские рекомендации об образовании национальных и лингвистических меньшинств, в которых сказано, что национальные и лингвистические меньшинства в основной школе должны обучаться преимущественно на родном языке.

Counter CO.KZ