РЕЗУЛЬТАТЫ

ПСИХОЛИНГВИСТИКА АССИМЕТРИЯ МОЗГА МЕТОДИКА РЕЗУЛЬТАТЫ ЗАКЛЮЧЕНИЕ БИЛ-М И ФИЗИКА ПРОБЛЕМЫ ПРОБЛЕМЫ ЭКСПЕРТИЗА

Билингвизм и функциональная асимметрия мозга

Результаты исследования

Общие особенности восстановления речи. Независимо от того, на каком языке тестировались речевые функции, восстановление речи после левосторонних УП происходило позже, чем после правосторонних v оно было более растянуто во времени и заканчивалось в более поздние сроки. Всегда имело место:

bullet

 длительно сохраняющееся снижение речевой активности и речевого внимания

bullet

сравнительно долго отсутствовала спонтанная речь.

bullet

Очень медленно восстанавливалась вербальная ориентировка  даже через 18-20 мин. Она оставалась неполноценной.

bullet

В то же время, ориентировка в наглядной ситуации восстанавливалась достаточно быстро. Когда больной не мог еще назвать число, месяц, год и объяснить, где он находится, он уже узнавал знакомые помещения и окружающие его лица.

После правосторонних УП речь восстанавливалась быстро и отмечалось повышение речевой активности При этом наблюдались изменения голоса в виде гнусавости. Вербальная ориентировка восстанавливалась уже к 6-7 минуте, но длительно сохранялось нарушение ориентировки в конкретной ситуации.

Таким образом, сопоставление эффектов правосторонних и левосторонних УП показывает, что у больного имеет место доминирование левого полушария для речевой деятельности.

Сравнительная характеристика восстановления родного и второго языка. После левосторонних УП восстановление туркменского языка опережает восстановление русского языка (табл. 1). Реакция на обращение к больному на родном языке появляется намного раньше, чем реакция на обращение на русском языке. Понимание туркменской речи, ответы на вопросы и называние предметов по-туркменски также появляется значительно раньше, чем эти же возможности на русском языке.

Таблица 20.1
Динамика восстановления родного и второго языков после левостороннего УП

Время от окончания УП (мин) Задание по-туркменски Выполнение Задание по-русски Выполнение
1 2 3 4 5
2 Оклик по имени Живой поворот головы и глаз Оклик по имени Реакции нет
3-5 Вопрос о самочувствии Ответ по-турк. "голова не болит" Вопрос о самочувствии Нет ответа
6-7 Инструкция дать руку
Инструкция показать язык
Быстро подает обе руки
Быстро выполняет
Инструкция дать руку
Инструкция показать язык
Реакции нет
Не выполняет
9-10 Называние предметов
(ложка)
(расческа)
Ответ по-турк. "чернильная ручка" Ответ по-турк. "карандаш"    
10-12 "Какой месяц?" Ответ по-турк. "Не помню" "Где вы находитесь!"
"Какой теперь год?"
"Какой месяц?"
"Какая на улице погода?"
Ответ по-русски: "В психбольнице"
Ответ по-турк.: "1980"
Нет ответа
Ответ по-турк.: "На улице не особенно холодно"
14-15     (ложка)
(ключ)
 
Ответ по-турк.: "ложка"
Ответ по-турк.: "ключ"
16-17 (градусник)
(расческа)
Отвечает по-турк.: "градусник, этим меряют температуру"
Ответ по-турк.: "расческа"
(градусник)
(пробирка)
(расческа)
"Как себя чувствуете?"
"Почему, когда я говорю по-русски, Вы отвечаете мне по-туркменски?"
Ответ по-русски "термометр"
Ответ по-туркм. "это сделано из стекла"
Ответ по-русски: "расческа"
Ответ по-туркменски "устал"
"Русский плохо знаю, мне легче по-туркменски"
 

В дальнейшей беседе все время переходит на туркменский язык, говорит на нем быстро и свободно.

В то же время обращает на себя внимание одно обстоятельство. Хотя восстановление туркменского языка начинается и заканчивается раньше, чем русского, оно более растянуто во времени от появления первых реакций на речь до появления развернутых высказываний на родном языке проходит 15-20 мин. Восстановление же русского языка, хотя начинается и заканчивается позже туркменского, менее растянуто во времени от момента появления первых реакций на русское обращение до развернутых высказываний проходит около 5 мин. Однако, когда больной уже понимает русскую речь и может отвечать по-русски, он предпочитает пользоваться туркменским языком. При этом ответы на родном языке всегда более подробны и развернуты. После левосторонних УП - никогда  не наблюдалось ответов на русском языке при обращении по-туркменски. Существенно, что больной, который никогда не испытывал затруднений в пользовании русским языком сам отмечает такие затруднения после левосторонних УП.

Иные отношения между обоими языками выявились после правосторонних УП. Как указывалось, восстановление речи в целом протекает быстрее, чем после левосторонних УП, и, независимо от используемого языка, укладывается в несколько минут. В то же время можно заметить, что первый ответ на вопрос раньше появляется при обращении на русском языке (табл. 2). Неожиданным оказалось, что в течение всего послеприпадочного периода больной разговаривал исключительно по-русски, а родным языком не пользовался даже тогда, когда к нему обращались на туркменском языке.

Таблица 18.2.
Динамика восстановления родного и второго языков после правостороннего УП
 

Время от Окончания УП (мин) Задание по-русски Выполнение Задание по-туркменски Выполнение
1 2 3 4 5
2 Оклик по имени Поворот головы и глаз, невнятное бормотание Оклик по имени Поворот головы и глаз, невнятное бормотание
3-5 Вопрос о самочувствии
Называние предметов
(ложка)
(градусник)
(пробирка)
(печать)
Предложение назвать предмет по-туркм. (печать)
Невнятное бормотание
Ответ по-русски: "ложка"
Ответ по-русски: "термометр"
По-русски: "пробирка"
По-русски: "печать"
По-русски: "печать на доску"
Вопрос о самочувствии
Называние предметов
(ложка)
Ответ по-русски: "хорошо, хорошо"
Ответ по-русски: "ложка"
6-9 "Где вы находитесь?"
"Какой сейчас год?"
Дается инструкция отвечать по-туркм.
Ответ по-русски: "В психбольнице"
По-русски: "1980"
По-туркм.: "Хорошо, буду".
"Вы устали?" По-русски: "Немного устал." Далее говорит, что находится в кабинете врача недолго, что здесь "проверяли состояние", что настроение у него хорошее, что сегодня еще не завтракал и испытывает голод. По-русски говорит легко и свободно.
9-10 "Как Вы себя чувствуете?" По-русски: "Ничего, хорошо" "Какое сегодня число?" По-русски: "4 ноября".


Общие особенности восстановления речи. Независимо от того, на каком языке тестировались речевые функции, восстановление речи после левосторонних УП происходило позже, чем после правосторонних v оно было более растянуто во времени и заканчивалось в более поздние сроки. Всегда имело место длительно сохраняющееся снижение речевой активности и речевого внимания, сравнительно долго отсутствовала спонтанная речь. Очень медленно восстанавливалась вербальная ориентировка v даже через 18-20 мин. Она оставалась неполноценной. В то же время, ориентировка в наглядной ситуации восстанавливалась достаточно быстро. Когда больной не мог еще назвать число, месяц, год и объяснить, где он находится, он уже узнавал знакомые помещения и окружающие его лица. После правосторонних УП речь восстанавливалась быстро и отмечалось повышение речевой активности При этом наблюдались изменения голоса в виде гнусавости. Вербальная ориентировка восстанавливалась уже к 6-7 минуте, но длительно сохранялось нарушение ориентировки в конкретной ситуации.

Таким образом, сопоставление эффектов правосторонних и левосторонних УП показывает, что у больного имеет место доминирование левого полушария для речевой деятельности.

Сравнительная характеристика восстановления родного и второго языка. После левосторонних УП восстановление туркменского языка опережает восстановление русского языка (табл. 1). Реакция на обращение к больному на родном языке появляется намного раньше, чем реакция на обращение на русском языке. Понимание туркменской речи, ответы на вопросы и называние предметов по-туркменски также появляется значительно раньше, чем эти же возможности на русском языке.

Таблица 20.1
Динамика восстановления родного и второго языков после левостороннего УП

Время от окончания УП (мин) Задание по-туркменски Выполнение Задание по-русски Выполнение
1 2 3 4 5
2 Оклик по имени Живой поворот головы и глаз Оклик по имени Реакции нет
3-5 Вопрос о самочувствии Ответ по-турк. "голова не болит" Вопрос о самочувствии Нет ответа
6-7 Инструкция дать руку
Инструкция показать язык
Быстро подает обе руки
Быстро выполняет
Инструкция дать руку
Инструкция показать язык
Реакции нет
Не выполняет
9-10 Называние предметов
(ложка)
(расческа)
Ответ по-турк. "чернильная ручка" Ответ по-турк. "карандаш"    
10-12 "Какой месяц?" Ответ по-турк. "Не помню" "Где вы находитесь!"
"Какой теперь год?"
"Какой месяц?"
"Какая на улице погода?"
Ответ по-русски: "В психбольнице"
Ответ по-турк.: "1980"
Нет ответа
Ответ по-турк.: "На улице не особенно холодно"
14-15     (ложка)
(ключ)
 
Ответ по-турк.: "ложка"
Ответ по-турк.: "ключ"
16-17 (градусник)
(расческа)
Отвечает по-турк.: "градусник, этим меряют температуру"
Ответ по-турк.: "расческа"
(градусник)
(пробирка)
(расческа)
"Как себя чувствуете?"
"Почему, когда я говорю по-русски, Вы отвечаете мне по-туркменски?"
Ответ по-русски "термометр"
Ответ по-туркм. "это сделано из стекла"
Ответ по-русски: "расческа"
Ответ по-туркменски "устал"
"Русский плохо знаю, мне легче по-туркменски"
 

В дальнейшей беседе все время переходит на туркменский язык, говорит на нем быстро и свободно.

В то же время обращает на себя внимание одно обстоятельство. Хотя восстановление туркменского языка начинается и заканчивается раньше, чем русского, оно более растянуто во времени от появления первых реакций на речь до появления развернутых высказываний на родном языке проходит 15-20 мин. Восстановление же русского языка, хотя начинается и заканчивается позже туркменского, менее растянуто во времени от момента появления первых реакций на русское обращение до развернутых высказываний проходит около 5 мин. Однако, когда больной уже понимает русскую речь и может отвечать по-русски, он предпочитает пользоваться туркменским языком. При этом ответы на родном языке всегда более подробны и развернуты. После левосторонних УП - никогда v не наблюдалось ответов на русском языке при обращении по-туркменски. Существенно, что больной, который никогда не испытывал затруднений в пользовании русским языком сам отмечает такие затруднения после левосторонних УП.

Иные отношения между обоими языками выявились после правосторонних УП. Как указывалось, восстановление речи в целом протекает быстрее, чем после левосторонних УП, и, независимо от используемого языка, укладывается в несколько минут. В то же время можно заметить, что первый ответ на вопрос раньше появляется при обращении на русском языке (табл. 2). Неожиданным оказалось, что в течение всего послеприпадочного периода больной разговаривал исключительно по-русски, а родным языком не пользовался даже тогда, когда к нему обращались на туркменском языке.

Таблица 18.2.
Динамика восстановления родного и второго языков после правостороннего УП

Время от Окончания УП (мин) Задание по-русски Выполнение Задание по-туркменски Выполнение
1 2 3 4 5
2 Оклик по имени Поворот головы и глаз, невнятное бормотание Оклик по имени Поворот головы и глаз, невнятное бормотание
3-5 Вопрос о самочувствии
Называние предметов
(ложка)
(градусник)
(пробирка)
(печать)
Предложение назвать предмет по-туркм. (печать)
Невнятное бормотание
Ответ по-русски: "ложка"
Ответ по-русски: "термометр"
По-русски: "пробирка"
По-русски: "печать"
По-русски: "печать на доску"
Вопрос о самочувствии
Называние предметов
(ложка)
Ответ по-русски: "хорошо, хорошо"
Ответ по-русски: "ложка"
6-9 "Где вы находитесь?"
"Какой сейчас год?"
Дается инструкция отвечать по-туркм.
Ответ по-русски: "В психбольнице"
По-русски: "1980"
По-туркм.: "Хорошо, буду".
"Вы устали?" По-русски: "Немного устал." Далее говорит, что находится в кабинете врача недолго, что здесь "проверяли состояние", что настроение у него хорошее, что сегодня еще не завтракал и испытывает голод. По-русски говорит легко и свободно.
9-10 "Как Вы себя чувствуете?" По-русски: "Ничего, хорошо" "Какое сегодня число?" По-русски: "4 ноября".

Более того, на прямую инструкцию отвечать по-туркменски, больной хотя и выразил на туркменском языке готовность это сделать, вслед за тем снова заговорил по-русски. При этом русским языком пользовался свободно, отвечал развернутыми длинными предложениями, не испытывая никаких затруднений.

Таким образом, и скорость восстановления родного и второго языков, и предпочтительное использование одного из них зависят от того, какое из полушарий угнетено. В условиях

угнетения левого полушария и реципрокного облегчения функций правого полушария восстановление родного языка опережает восстановление второго. В этих условиях наблюдается также и предпочтительное использование родного языка. В то же время, хотя второй язык восстанавливается гораздо позже родного, сам период его восстановления занимает гораздо меньше времени. В условиях угнетения правого полушария и реципроксного облегчения функций левого полушария восстановление обоих языков протекает быстро, причем восстановление второго языка несколько опережает восстановление родного. В этих условиях наблюдается предпочтительное использование второго языка и игнорирование родного.

Пересказ текста. Задание заключалось в том, что больному зачитывался на одном из языков рассказ Л. Н. Толстого "Два товарища" и предлагалось его пересказать. Затем то же задание повторялось на другом языке. Пересказы больного записывались на магнитную ленту.

После левостороннего УП на ранних этапах послеприпадочного периода, когда больной уже понимает и может говорить на обоих языках, пересказ текста ни на одном из них не

удается. На более поздних этапах пересказ удается только по-туркменски после прослушивания текста на туркменском же языке. Пересказ состоит из законченных, как правило, простых предложений, сложные предложения встречаются редко. Каждая фраза содержательна и является описанием определенной конкретной ситуации (Мальчик в лесу ночевал. Медведь пришел, понюхал. Этот как полумертвый лежал... и т. д.). Последовательность событий в пересказе соблюдается, так что в целом он содержит законченную фабулу. В то же время сюжет пересказа лишь отдаленно напоминает сюжет оригинала. Общим с оригиналом является только место действия и ряд действующих лиц. Примечательно, что в пересказе появляются и действующие лица, отсутствующие в оригинале, лисица и лев, более типичные для туркменских фольклорных сюжетов. Пересказать рассказ по-русски после прослушивания русского текста больной не может и на поздних этапах послеприпадочного периода. Настоятельные просьбы вызывают у него вспышку негодования.

После правостороннего УП на ранних этапах послеприпадочного периода больной начинает пересказывать текст на обоих языках. Эти пересказы очень многословны, однако пересказом текста в подлинном смысле слова то, что говорит больной, не является. И на туркменском, и на русском языках пересказ состоит из обломков предложений или отдельных слов, которые многократно повторяются. Не одного конкретного эпизода, ни одной определенной ситуации пересказы не содержат. Никакой связи между смежными отрезками текста уловить не удается. Естественно, никакого, даже отдаленного сходства с оригиналом пересказы не имеют. Из оригинала больной заимствует лишь отдельные слова. По существу, эти квазипересказы на обоих языках представляют собой бесконечные персеверации нескольких незаконченных синтаксических конструкций, порой довольно сложных сложных (...в лесу вой поднял, зная что лежит, около медведя дал знать, что лежит, подняв вой в лесу, зная, что лежит ... и т. д.). Все это больной быстро и монотонно бормочет, иногда голос затухает и слова становятся неразличимыми.

Сопоставление пересказов на обоих языках все же выявляет некоторые различия. Русский пересказ не столь многословен, в нем меньше персевераций и удается выявить несколько, хотя и бессодержательных предложений. Примечательно, что в туркменском пересказе появились аграмматизмы, сводящиеся в основном к ошибкам в согласовании слов.

На поздних стадиях послеприпадочного периода наблюдается явное улучшение пересказов. На туркменском языке исчезают аграмматизмы и персеверации, появляются оформленные простые по структуре предложения, рассказ становится лаконичным, осмысленным и по сюжету приближается к оригиналу. Пересказ на русском языке обнаруживает ту же тенденцию, но улучшение выражено меньше. Сохраняются, хотя и не в таком количестве, персеверации; наряду с увеличением количества оформленных предложений, отмечаются и незаконченные; намечается фабула, но еще далекая от оригинала.

Таким образом, и грамматическое оформление, и осмысленность пересказов текста на обоих языках зависят от того, какое полушарие угнетено. В условиях угнетения левого полушария пересказ возможен только на родном языке и только на поздних стадиях послеприпадочного периода, когда происходит частичное восстановление функций этого полушария. Пересказ в этих условиях семантически связан, содержит много конкретных деталей, но сюжета оригинал полностью не воспроизводит. На русском языке при любой степени угнетения левого полушария пересказ невозможен. В условиях угнетения правого полушария и реципрокного облегчения функций левого полушария на обоих языках при попытке пересказать текст имеет место сходная картина.

Таблица 18.3.
Результаты классификации лексического материала

Контрольные исследования Левосторонний УП Правосторонний УП
Туркменские слова Русские слова Туркменские слова Русские слова Туркменские слова Русские слова
хороший
умный
неумный
неглупый
плохой
неплохой
нехороший
неглупый
хороший
умный
неплохой
плохой
глупый
нехороший
неумный
неглупый
хороший
умный
неплохой
неглупый
глупый
плохой
неумный
нехороший
отказ
хороший
умный
неумный
неплохой
плохой
глупый
нехороший
неглупый
плохой
глупый
неглупый
хороший
неплохой
нехороший
неумный
умный

На ранних этапах послеприпадочного периода пересказ представляет собой бессмысленный набор многократно повторяемых фрагментов синтаксических конструкций. На поздних этапах при частичном восстановлении функций правого полушария появляются оформленные простые предложения и рассказ приобретает семантическую связность. Сопоставление пересказов на обоих языках показывает, что при

глубоком угнетении функций правого полушария русский пересказ грамматически несколько лучше оформлен. Однако по мере восстановления функций правого полушария грамматическое оформление и содержательность пересказа на родном языке улучшаются быстрее.

Выполнение заданий на анализ лексического и грамматического материала. Предлагавшиеся тесты были ориентированы на исследование способности больного к метаязыковым операциям. Проведено 2 серии исследований (каждое на двух языках).

Анализ лексического материала. Больному предлагали для классификации 8 слов, каждое из которых было напечатано на отдельной карточке Таб. 3). Принцип классификации не регламентировался. Предлагаемый тест допускает возможность классификации, во-первых, с опорой на метаязыковой принцип синонимия-антонимия с отрицательной трансформацией одинаковых лексем и синонимия-антонимия с использованием разных лексем: во-вторых, классификацию по внеязыковым принципам, с опорой на референт. В последнем случае при распределении слов по группам конструируется образ человека, наделенный положительными или отрицательными чертами портрет.

В контрольных исследованиях, проведенных до припадков, тест выполнялся одинаково на обоих языках (табл. 3). Единый принцип классификации отсутствовал. Слова в разных группах, выделенных больным. объединялись на основании разных признаков: в одних с опорой на языковые показатели (либо синонимы, либо антонимы, либо негативированные лексемы),в других с опорой на референт (портретные группы).После левостороннего УП результаты выполнения теста на туркменском и русском языках оказались различными. При классификации туркменских слов больной выделил две портретные группы, т, е. строго провел единый принцип классификации, опираясь исключительно на референты слов. На русском языке больной категорически отказался производить классификацию. После правостороннего УП результаты классификации туркменских и русских слов оказались близкими. Отсутствовал единый принцип классификации. Отсутствовал также определенный признак, объединяющий слова в каждой выделенной группе. В классификации русских и туркменских слов все же выявились различия. Каждую группу туркменских слов объединяют языковые и внеязыковые (портретные) признаки. Каждую группу русских слов объединяют только языковые показатели. Таким образом, в обычном состоянии больной способен анализировать и туркменский, и русский лексический материал, ориентируясь как на референты слов, так и на метаязыковые принципы. Совмещение обоих принципов приводит и эклектичности классификаций. Угнетение левого полушария лишает больного способности анализировать русский лексический материал, хотя понимание значений слов сохраняется. При анализе туркменского лексического материала в условиях угнетения левого полушария больной придерживается только внеязыкового принципа, игнорируя форму слова, вследствие чего классификация становится более последовательной. В условиях угнетения правого полушария при классификации слов ослабевает опора на их референты и усиливается значение формы. Это наблюдается и при анализе туркменского, и при анализе русского лексического материала, однако, наиболее выражен такой сдвиг при классификации русских слов.

Анализ грамматического материала. Исследовалось понимание грамматических конструкций обоих языков. Больному предъявлялись напечатанные на карточках предложения, представляющие собой, активные и пассивные, прямые и инвертированные конструкции(табл. 4). Сложность теста заключается в том, что в него входят так называемые обратимые предложения, т. е. такие, в которых отсутствует семантический ключ и понимание которых требует полного трансформационного анализа для выявления субъекта и объекта действия. Такого рода сложность возникает как при анализе пассивных неинвертированных, так и при анализе пассивных и активных инвертированных предложений. Вероятно, трудность таких трансформаций обусловлена несовпадением синтаксических и семантических ролей. Больному предлагалось расклассифицировать предложения, принцип классификации не указывался. После завершения классификации производилась проверка понимания больным этих фра предлагалось положить карточки с фразами к тем рисункам, на которых были изображены соответствующие сюжеты. Такая проверка показала, что больной понимал смысл всех туркменских фраз, как в обычном состоянии, так и после УП. Больной понимал также смысл большинства русских фраз в обычном состоянии и после УП, однако фразы с усложненной грамматикой (пассивные и инвертированные конструкции) иногда вызывали затруднения.

В контрольных исследованиях, проведенных до припадков, результаты выполнения теста па туркменском и русском языках оказались различными.

Таблица 4.
Результаты классификации грамматического материала.

Примечание: знаком "+" обозначены фразы в форме прямого актива, "++" - инвертированного актива, "х" - прямого пассива, "хх" - инвертированного пассива.

Контроль Левосторонний УП Правосторонний УП
Туркменские фразы Русские фразы Туркменские фразы Русские фразы Туркменские фразы Русские фразы
1. Петю побил Ваня ++ 1. Ваня побил Петю + 1. Ваня побил Петю + 1. Ваня побил Петю + 1. Петя побит Ваней Х 1. Петю побил Ваня ++
Петя побит Ваней X Ваней побит Петя ХХ Петю побил Ваня ++ Ваней побит Петя ХХ Петей побит Ваня ХХ Петя побит Ваней Х
2.Ваня побил Петю + Ваню побил Петя ++ Ваней побит Петя ХХ Ваню побил Петя ++ 2.Ваня побил Петю + Ваней побит Петя ХХ
Ваней побит Петя ХХ Ваня побит Петей Х 2.Петя побил Ваню + Ваня побит Петей Х Петя побил Ваню + Петей побит Ваня ХХ
3.Петя побил Ваню + 2.Петю побил Ваня ++ Ваню побил Петя ++ 2.Петя побил Ваню + Ваню побил Петя ++ 2.Петя побил Ваню +
Ваню побил Петя ++ Петя побит Ваней Х Ваня побит Петей Х Петей побит Ваня ХХ 3.Петю побил Ваня ++ Ваню побил Петя ++
4.Ваня побит Петей Х Петя побил Ваню + Петей побит Ваня ХХ Петю побил Ваня ++ Ваня побит Петей Х Ваня побит Петей Х
Петей побит Ваня ХХ Петей побит Ваня ХХ Петя побит Ваней Х Петя побит Ваней Х Ваней побит Петя ХХ Ваня побил Петю +

Фразы на туркменском языке больной разложил на 4 группы так, что в каждую попали одинаковые по смыслу и совпадающие по какому-либо грамматическому показателю (лнбо по залогу, либо по позиции агенса и патиенса). С классификацией русских фраз больной по существу не справился - он распределил предложения по двум группам, положив в одну из них все фразы, начинающиеся с имени Петя, а в другую - с имени Ваня. Иными словами, он подошел к заданию формально, ориентируясь на самый простой признак - позицию имени собственного.

После левостороннего УП больной при классификации фраз на туркменском языке использовал чисто семантический принцип, не пытаясь, как это было в контрольных исследованиях, ориентироваться еще и на грамматическое оформление предложений. Следует, однако, отметить, что в одну из групп попала фраза, противоречащая другим по смыслу, что свидетельствует о появлении затруднений в понимании фраз с усложненной грамматикой. Классификация русских фраз была выполнена так же, как в контрольных исследованиях, т.е. больной по-прежнему с заданием не справился.

После правостороннего УП при классификации фраз на туркменском языке больной опирался исключительно на грамматическое оформление (залог), игнорируя смысл фраз. Причем и этот единственный принцип классификации он провел недостаточно последовательно. При классификации фраз на русском языке больной распределил их на две группы по 4 фразы. При этом в каждой группе оказались по 3 фразы, совпадающие либо по смыслу, либо по залогу. Трудно решить, на какой из признаков (семантический или грамматический) ориентировался больной. Несомненно однако, что появился неформальный подход к выполнению задания и классификация стала содержательной.

Таким образом, при анализе грамматического материала на туркменском языке в контрольных исследованиях больной в равной степени опирался на семантику предложений и на их грамматическое оформление. При этом оба принципа он проводил последовательно. В условиях угнетения левого полушария и реципрокного облегчения функций правого полушария больной ориентировался исключительно на семантику и игнорировал при анализе грамматическое оформление фраз. В условиях угнетения правого полушария и реципрокного облегчения функций левого полушария больной ориентировался только на грамматическое оформление и полностью игнорировал семантику предложений. Иначе обстояло дело с русским грамматическим материалом. И в контрольных исследованиях, и в условиях угнетения левого полушария больной не смог использовать для классификации ни семантику предложений, ни их грамматическое оформление, хотя понимание смысла этих предложений имелось. В условиях же угнетения правого полушария и реципрокного облегчения функций левого полушария больной сумел произвести анализ русского грамматического материала, хотя неясным остается, каким из принципов (семантическим или грамматическим) он руководствовался.
 

В целом, проведенное тестирование выявило существенные различия в метаязыковых операциях, которые производил больной над лексическим и грамматическим материалом на родном и втором языках при угнетении одного из полушарий. При работе с материалом на родном языке угнетение любого полушария не лишает больного возможности производить метаязыковые операции, но вызывает противоположно направленные их сдвиги. Угнетение левого полушария приводит к усилению опоры на семантику и утрате значения формы. Угнетение правого полушария усиливает опору на форму и устраняет опору на семантику. При работе с языковым материалом на втором языке угнетение левого полушария ведет к полной утрате возможности производить метаязыковые операции, а угнетение правого полушария не влияет на эту способность, либо даже ее улучшает.