РОЖДЕСТВЕНСКИЕ БОИ

ДЕКАБРЬ 1916

ПУЛЕМЕТНАЯ ГОРКА -  памятное место рождественских боев. Именно там в декабре 1916 года (по старому стилю) латышские и сибирские стрелки попытались прорвать оборону немцев и взять Елгаву.

В старом армейском УАЗике по дороге к Пулеметной горке народ не особо разговорчив — холод, ранний подъем.

"Зима 1916 года выдалась морозной. Бойцы Сибирского стрелкового полка, стоящего по соседству — и те мерзнут. Наш 1-й Устьдвинский стрелковый батальон обороняет подступы к Риге. Пулеметную команду, в которую определен и я, перевели на запасную позицию. Конечно, не отпуск в тыл, но немцев в прямой видимости нет. Уже хорошо. Командир наш, старший унтер Красноперов лично выбрал на горке пулеметную точку. Ничего место. Удобно будет поливать фрицев, если попрут. Обустраиваемся. Отрыли траншеи, установили "максим". Выставили охранение".

Тридцать километров от Риги. Болота и поросшие лесом холмы. Именно тут 1-й Устьдвинский стрелковый батальон, еще семь латвийских и два сибирских батальона два года держали оборону против войск кайзера. Сейчас об этом непытливому глазу напоминает только памятник — бурый монолит со словами благодарных потомков.

"Историки" решили напомнить всем о прошлом:  шесть лет подряд в этот день они выезжают сюда и обустраивают маленький кусок той великой обороны. Окопы там сохранились самые настоящие, а когда над ними громоздится всамделишный "максим", ощущение близости передовой становится сильнее.

Записки пулеметчика

Война войной, а Рождество по распорядку. Начали ставить палатку и заготавливать дрова. На горке растет маленькая елочка. Нарядили заранее припасенными игрушками. Рождество — и на фронте праздник. Мороз трескучий, градусов за 20 перевалило. Проверили "максим". Как бы смазка не замерзла. Тогда — каюк в бою, винтовками немцев не остановишь. Сами понемногу греемся водкой. Разлили в серебряные рюмочки, выпили за скорейшую победу русского оружия. Хорошо!

Форма императорской армии, в шинели  тепло и уютно. Тяжелая винтовка "маузер". Рассказывают, что уже через месяц она его ремнем так продавливала, что борозда от него только за полгода проходила. Это и называлось солдатской мозолью.

Стрелять было нельзя. . Холостыми старый "максимка"  может шмалять (правда, на холостых его заедает частенько, не хватает у пустышек мощности для работы механизма. Подвижная часть затвора восемь кило весит). Весь пулемет в сборке — 64. На колесах их никогда не возили. Это же тонкий и хрупкий механизм. Колеса нужны только для уточнения прицела. Пулеметный расчет восемь человек. Командир расчета, стрелок, наводчик, двое подносчиков, заряжающий, двое возничих. Пулемет перевозился на двух телегах. На одной пулемет, на другой патроны.

Записки пулеметчика

Унтер Красноперов, послал меня с литовскими волонтерами искать дрова для костра и печки. Ну да, есть у нас в команде и печка, и даже самовар. Быт стараниями наводчика Жени налажен замечательно. Нашли упавшую можжевеловую лесину. Сухая как порох. И горит жарко и пахуче. Растопили самовар. Наслаждаемся затишьем. К водке достали копченого мяса. Поставили около елки притащенный кем-то столик. Может, и на Рождество будет затишье?

"Максим" — почти артиллерия. В те времена пулеметная команда если и не бог войны, то уж точно архангел. Недаром при его появлении гуманисты позапрошлого века требовали его запрещения, как оружия массового уничтожения.

 

Записки пулеметчика

Командир наш взялся рубить дрова. Сноровистый мужик, топор в его руках так и летает. Разогрелся, скинул шинель. На груди — Георгий и пара медалей. Хороши дровишки. Два раза греют — пока рубишь и когда горят. Да и вообще приятно заняться чем-то простым, гражданским и теплым. Когда переодевался в палатке, заметил, что мешает. Забыл винтовку с плеча снять.

Клуб  коллекционеров -человек двадцать занимается реконструкцией Первой и Второй мировых войн.

Записки пулеметчика

Стемнело. Зажгли керосинку. Вышли посмотреть — нет, снаружи огня не видно. Мишенью не станем. Подоспела горячая каша. Наваристая перловка с мясом и луком. Каша вкуснейшая! Пока на нашей позиции все тихо. Такого затишья бы еще денька на два. До Нового года. А вот и моя очередь дежурить. Становлюсь на пост у пулемета. Холод собачий. Лишь бы не заснуть на посту. А то если и вусмерть не замерзну, так по трибуналу расстреляют… Немцы пошли в контратаку под самое утро.

 

 

Литература:

Валентин ВЕСЕЛОВ, Алекс АЛЕХИН, Вечерняя Рига 8 января 2003

Последние изменения:

14.12.2003

 

Counter CO.KZ