НАДЕЖДА ФОН МЕКК

     Лифляндское семейство фон Мекк весьма успешно занималось строительством железных дорог по всей Российской империи. Но своим многомиллионным состоянием семья обязана Карлу Федоровичу (Карлу Оттону Георгу) фон Мекку - талантливому инженеру-путейцу из остзейско-рижских немцев. По семейному преданию, его род происходил от силезского канцлера Фридриха фон Мекка, внук которого Яков в конце XVI века обосновался в Лифляндии - документы свидетельствуют о том, что немец этот исправно служил рижским кастеляном (что-то вроде военного коменданта).
     Рижанин по рождению, Карл фон Мекк в 19 лет устремился, как и многие талантливые молодые люди, в город на Неве - учиться. А после окончания Петербургского института путей сообщения в чине поручика поступил в путевое ведомство. Инспектируя состояние железной дороги, в деревенской глуши он встретил свою судьбу. Юной Наденьке Фраловской в ту пору было всего 15 лет, она была на 10 лет младше будущего мужа. Через год, в 1848 году, дочь помещика стала зваться Надеждой Филаретовной фон Мекк.
     Молодые поселились в тихом и унылом Рославле, где поначалу скромно жили на грошовое жалованье мелкого чиновника. Еле-еле сводили концы с концами, досыта не ели... А Надежда к тому же была перманентно беременной: эта женщина родила 18 детей, из которых выжили одиннадцать. Причем ее последняя дочка Милочка появилась на свет, когда маме было далеко за сорок.
     При этом Надежда была натурой энергичной и деятельной. Именно благодаря ее настойчивым просьбам Карл фон Мекк наконец бросил чиновничье ведомство, нашел компаньона и предложил правительству свои услуги по строительству железных дорог. Посыпались заказы, но супернизкие расценки, по которым работал Карл фон Мекк, не давали возможности в одночасье разбогатеть - к своему миллионному состоянию семейство будет идти долгих 15 лет. Надежда работала не меньше, чем муж: сутками простаивала в конторе на опухших ногах, вела всю деловую переписку, составляла контракты. Да еще и семью умудрялась держать в ежовых рукавицах. Железная женщина!
     В результате фон Мекки сказочно разбогатели. Но на еще молодом лице новой миллионерши появились скорбные морщины, а в глазах - тоска. Видимо, она настолько устала от борьбы за место под солнцем, что даже венецианские зеркала, горностаевые манто и великолепное французское шампанское ее уже не радовали.

     Миллионерша Надежда Филаретовна была деспотичной, замкнутой и несчастной женщиной. Дочери ее совершенно не понимали, особенно Саша, которой суждено было стать злым гением матери. Муж работал круглосуточно, ему и в голову не приходило пожалеть жену, да она, казалось, и не нуждалась в опеке. Однако какой женщине не хочется порой опереться на сильное мужское плечо? В одном из своих писем Надежда фон Мекк напишет: «Я смотрю на замужество как на неизбежное зло, которого нельзя избежать, поэтому все, что остается, - это сделать удачный выбор».
     Итак, не найдя счастья в семье, Надежда Филаретовна стала искать его на стороне. Она увлеклась молодым инженером, другом дома Александром Иолшиным. Позже он подарит ей дочку Милочку... и станет законным мужем одной из старших дочерей Надежды Филаретовны Елизаветы.
     Связь длилась несколько лет, однако рано или поздно все тайное становится явным. Однажды Карл фон Мекк заехал в Москву, погостить у своей уже замужней дочери Саши, которая в момент семейного конфликта сообщила отцу страшное известие: «Ты думаешь, что твоя жена святая? Так знай: Милочка не твоя дочь! У мамы был любовник...» Услышав такое жуткое известие, Карл Федорович, человек, еще недавно полный сил и энергии, скончался на месте. Доктора констатировали обширный инфаркт. Причину гибели отца Саша от матери скрыла.
     В 1876 году, в возрасте 45 лет, Надежда фон Мекк осталась вдовой с огромным капиталом, акциями, земельными угодьями, домами в России и Франции. Только вот счастья все не было.

     К тому моменту 36-летний Петр Ильич Чайковский был профессором Московской консерватории, автором двух опер, балета и трех симфоний. Его охотно принимали в лучших домах, им восхищались, но жил он трудно. И вот в конце 1876 года он получил письмо от незнакомки. Дама извещала композитора о том, что намерена ежегодно посылать ему по 6 тысяч рублей (огромная по тем временам сумма!) - чтобы он не отвлекался на побочные заработки и мог спокойно творить.
     Кто-то называет эпистолярные отношения фон Мекк и Чайковского исключительно перепиской богатой меценатки и бедного гения. Однако, если вчитаться в их письма, представляется все же несколько иная картина. Так, Надежда Филаретовна явно нашла свой идеал: сухое «милостивый государь» быстро сменяется на «мой бесподобный» и «мой несравненный». Послания становятся все теплее и интимнее. Петр Ильич искренне сочувствует, сопереживает, делится с фон Мекк своими планами. Например, сообщает о том, что начал работу над «Евгением Онегиным» и Четвертой симфонией, посвященной ей. Но как-то он написал и о том, что намерен жениться на Антонине Милюковой - своей восторженной 28-летней поклоннице, которая была чудо как хороша. Надежда фон Мекк переживает: господи, ну почему она уже стара?!
     При этом она не догадывается о том, что при помощи женитьбы Чайковский пытался преодолеть свои гомосексуальные наклонности (в этом он откровенно признался любимому брату Модесту). Увы, ничего хорошего из этой затеи не вышло. Семейная жизнь превратилась в кошмар. «Жена моя сделала все возможное, - пишет Чайковский Надежде фон Мекк, - чтобы угодить мне. Квартира уютна и мило устроена. Все чисто, ново и хорошо. Но я с ненавистью и злобой смотрю на все это...» А через две недели Петр Ильич сбежал от жены (которую назвал гадиной и которая - о ужас! - почувствовала что-то странное в сексуальном поведении супруга).
   Надежда фон Мекк уговаривала Петра Ильича не торопиться с окончательным разрывом: мол, стерпится - слюбится. Чайковский же был близок к самоубийству. А совершенно несчастная Антонина Милюкова-Чайковская была настолько убита горем, что вскоре оказалась в клинике для душевнобольных, где и провела остаток жизни.
     Между тем Надежда фон Мекк по-прежнему ангелом-хранителем кружит над Чайковским, не жалея при этом ни денег, ни чернил. Во многом благодаря ее усилиям Чайковский ожил. «Я не только живу, - пишет он своей благодетельнице, - но работаю, без чего для меня жизнь не имеет смысла. Я знаю, что Вы совсем не нуждаетесь, чтобы я при каждом случае рассыпался в выражениях благодарности. Но сказал ли я Вам хоть раз, что я Вам обязан всем, всем? Но это еще не все. Я беспредельно люблю Вас. Ваш П. Чайковский».
     ...Остается лишь добавить, что Петр Чайковский и Надежда фон Мекк так никогда и не встретились. Петр Ильич приехал в Петербург дирижировать Шестой симфонией, через несколько дней заболел холерой и скончался. Похоронен он в Александро-Невской лавре. Надежда Филаретовна пережила дорогого друга всего на три месяца. Ее прах покоится на кладбище бывшего Новоалексеевского монастыря в Москве. Теперь этого кладбища нет - прямо по нему проложена современная автомагистраль. Даже после смерти Надежду Филаретовну преследуют дороги...

 

 

Людмила ВЕВЕРЕ