СВЯТОЙ ДОМИНИК

С железной волей, праведен и строг,

Он ринулся, как с гор крутых поток,

В открытую борьбу с еретиками,

Которые зловредны для других,

Которые над слабыми умами

Имели власть и развращали их.

И от него другие побежали

Ручьи и сад церковный орошали.

Все святые отличаются верой и благоговением, любовью и служением, но некоторые из них заслуживают нашу большую благодарность, потому что труды их до сих пор живут и помогают нам. Среди этих святых св. Доминик занимает особое место как Отец и Основатель Ордена, в течение почти восьмисот лет занимающегося спасением душ в любой части земли. С именем св. Доминика и с историей его ордена традиция связывает почитание Пресвятой Девы Марии в молитве Розария.

Он родился в 1170 году в Каларуэге, в старой Кастилии, в семье, знаменитой славными предками, родством с королевскими фамилиями Европы и благороднейшими домами Испании, но ещё более известной своим благочестием. Дом дона Феликса де Гусмана, отца нашего святого, напоминал скорее строгий монастырь, чем веселый рыцарский замок с бесконечными пирами и турнирами. Благочестивая мать св. Доминика, донна Хуана де Аса, и его второй брат Маннез позднее были причислены к лику блаженных. Его старший брат Антонио был священником, прославившимся помощью бедным и уходом за больными в госпитале.

Само рождение святого Доминика было овеяно легендами. Он был крещен во имя святого Доминика Силосского, рака, с мощами которого хранилась в окрестностях Каларуэге. По преданию, незадолго до рождения ребенка донне Хуане во сне явился св. Доминик Силосский и предсказал, что у неё родится сын, который станет "светом Церкви и грозой еретиков". В другом сне блаженная Хуана увидела черно-белую собаку, державшую во рту факел, освещающий целый мир. Во время крещения крестная, держащая младенца над купелью, заметила, что как только вода коснулась головки ребенка, у него на лбу засияла звезда, подобная бриллианту. Эта легенда несомненно соотносится воспоминаниями духовной дочери св. Доминика, блаженной Цецилии: " От его лба и точки между бровями исходила сила, подобная лучу света и наполнявшая людей любовью и благоговением."

В атмосфере благочестивого домашнего окружения, ребенок, "возрастая в мудрости и благочестии", был рано отмечен призванием к служению Богу. У своей матери он научился молитвам и милосердию. Любимым удовольствием маленького Доминика было сопровождать мать на мессу и повторять те молитвы, которым она его учила. Предание повествует о том, что его любовь к бедности и страданиям была столь велика, что часто ночью он вылезал из кроватки и спал на голых досках.

Когда Доминику исполнилось семь лет, родители доверили его воспитание обучение дяде по материнской линии, благоразумному и праведному священнику, жившему в милях двадцати от Каларуэге. В новом доме время мальчика было распределено между учебой, молитвой и обязанностями алтарника, которые он исполнял с огромным благоговением.

В возрасте 14 лет юный Доминик был послан в университет в Валенсии, где он прослушал обычный курс риторики, философии и естественных наук, с особым вниманием изучая Священное Писание. Во время обучения св. Доминик отличался удивительной скромностью и любовью к бедным. Это подтверждает следующий случай: во время ужасного голода в 1191 году юный студент был так тронут страданиями и болезнями окружающих, что, истратив все деньги на помощь нуждающимся, продал все свои вещи, одежду и даже книги с собственными пометками, по которым учился, и распределил полученные деньги среди страдающих бедняков. Чтобы оценить подобный поступок, мы должны вспомнить о редкости и ценности тогдашних манускриптов. И действительно, университетские товарищи были удивлены и озадачены его поведением, считая, что таким образом он лишает себя образования. Св. Доминик отвечал своим оппонентам: "Неужели вы думаете, что я буду учиться на мертвой коже, когда живые люди умирают от голода?"

Пристыженные его примером профессора и студенты собрали огромную милостыню, которая помогла множеству людей спастись от голода. К этому периоду жизни св. Доминика принадлежит и другой поступок героического милосердия. Он предложил бедной женщине, чей сын был взят в плен маврами, продать себя в рабство вместо него. К счастью, это великодушное предложение не было принято доброй женщиной.

Направляющая рука Бога

Десять лет учения в университете в Паленции сделали из Доминика ученого богослова, и он во всеоружии знания и благочестия, начал миссионерскую деятельность, которой посвятил всю свою жизнь. В городе Осма он вступил во вновь образованное сообщество регулярных каноников, живущих по уставу св. Августина. Несмотря на юный возраст, его вскоре избрали субприором. На этой должности св. Доминик смог возрастать в совершенствах, столь необходимых для обучения других, ночи он проводил в молитвах и бичеваниях, и его постоянной просьбой было прошение о даре милосердия.

В смирении сердца, он почитал своих братьев гораздо лучше себя, оказывал им знаки внимания и уважения, проявляя готовность всегда занять последнее место. Он был убежден, что не сможет стать истинным последователем Христа, пока не посвятит себя спасению душ по примеру Спасителя, отдавшего себя без остатка для нашего спасения.

Жаркие молитвы Доминика сопровождались бичеваниями, подчас такими жестокими, что настоятель попросил смягчить их.

В 1203 году дон Диего де Азеведо, бывший приором каноников, стал епископом Осмы и был послан королем Кастилии для переговоров о браке своего старшего сына с дочерью могущественного графа де ла Марша, жившего на юге Франции. Спутником епископа стал св. Доминик, т.к. Господь вдохновлял их союз, связанный общим делом и взаимной симпатией. Дорога привела их в Аквитанию, в то время пораженную альбигойской ересью. С болью в сердце смотрели каноники на пустыню, в которую были превращены когда-то плодородные земли Лангедока, ныне усеянные руинами церквей и аббатств. Так как церкви и монастыри были разрушены, кругом царило ужасающее падение нравов. Они остановились на ночь в Тулузе, твердыне альбигойцев. Св. Доминик обнаружил, что их хозяин был еретиком и посвятил ночь на его обращение, старания святого по спасению заблудшей души не были напрасны, и впавший в ересь вернулся в лоно Церкви еще до отъезда каноников из Тулузы. Первый успех, а так же открытие, что зло распространилось очень широко, несомненно определили дальнейшую деятельность св. Доминика.

Выполнив поручение короля, дон Диего де Азеведо и его спутники вернулись в Кастилию и сообщили государю о счастливом исходе посольства. Вскоре они были опять посланы на юг Франции, чтобы сопровождать невесту в Испанию, но, получив в дороге известие о смерти принцессы, епископ и его спутники решили отправиться в паломничество в Рим. Дон Диего надеялся, что Папа позволит ему оставить епископство и разрешит проповедовать Христа среди куманских татар, чьи орды опустошали Азию и Восточную Европу. Вместе с Домиником он просил об этом Иннокентия Третьего, но вместо того, чтобы удовлетворить их просьбу. Святой Отец, руководимый Святым Духом, решил направить их миссионерский пыл в другое русло. Нисколько не сомневаясь в искренности двух пилигримов, он рекомендовал им присоединиться к Папским легатам, направлявшимся в Лангедок. Апостольская миссия, возглавляемая цистерцианцем Арнольдом Амори, отправлялась на юг Франции для искоренения альбигойской ереси, ядовитые учения которой распространялись из Лангедока во все концы Европы. Так путь св. Доминика был направлен в главную твердыню сатаны. Будущий Защитник веры тайно двигался на поле битвы, туда, где враги Христа были особенно сильны и многочисленны.

У городка Монпелье, расположенного на старой римской дороге, соединяющей Испанию и Италию, путешественники получили известия о совещании, назначенном папскими легатами около Кастельно. На этом историческом совещании дон Диего и Доминик говорили с легатами о новом способе борьбы с ересью, заключавшемся в нищете и милосердии миссионеров. Легаты с благодарностью приняли помощь епископа и его спутника, и с этого времени св. Доминик посвятил себя совсем пылом души битвам с ересью.

 Первое сражение

Несколько месяцев Доминик и Диего работали вместе с цистерцианцами. В Сервиане было назначено несколько диспутов с еретиками, на которых, согласно обычаям того времени, присутствовали все горожане. Дискуссия, продолжавшаяся больше недели, имела огромный успех, и все жители города вернулись в лоно Церкви. Из Сервиана миссионеры двинулись на юг, в Безьер. Здесь святой Доминик впервые познал горечь поражения - пятнадцать дней проповеди не принесли плодов, и миссионеры были вынуждены покинуть город. Уходя из него, св. Доминик предсказал разрушение Безьера, которое и произошло в 1209 году. В июле 1205 года мы видим Доминика в Каркасоне, нотам снова плоды миссионерской деятельности разочаровали его. Несмотря на неудачи св. Доминик работал не щадя себя, укреплялся в своём призвании и начинал понимать, что необходимо как можно больше честных людей, посвятивших свои жизни делу проповеди. Чуть позже, в том же месяце, легаты решили разделиться на независимые группы, чтобы расширить влияние апостольской миссии. Доминик отправился в путь с Диего. Верные обету нищеты, питаясь подаянием, миссионеры за год обошли все города Лангедока, пытаясь проповедовать и обращать. Целая страна была враждебна им, могущественные ересиархи озлобляли население против священников, но во всех бедах св. Доминик обращался в молитвах к Господу. И, хотя его сердце было в печали, он утешал спутников словами: "Бог рядом с сокрушенными сердцем." Св. Доминик, как и св. Павел, был уверен, что любая работа для Господа, независимо от успеха или неудачи, не является тщетной. Он дожидался времени созидания и поручил себя Господу и его Пресвятой Матери. Св. Доминик ожидал подходящего момента для создания нового ордена для мужчин и женщин, которые были бы "защитниками веры и истинными светильниками миру." В июле 1206 года его усилия сосредоточились на городке Монтреле, расположенном в 15 милях от Каркассона. Как раз на дороге между двумя этими городами произошло "чудо со снопами". Однажды св. Доминик увещевал нескольких жнецов не работать в воскресенье. Один озлобленный жнец хотел убить святого серпом, но остальные жнецы неожиданно заметили, что снопы, которые они держали в руках, покрылись кровью. Ужаснувшись увиденному, они обратились и последовали за Домиником в Монтрель. Много позже, в 1889 году, на этом месте у дороги в честь "чуда со снопами" был поставлен памятник. В Монреле св. Доминик был утешен обращением ста пятидесяти жителей, публично отказавшихся от заблуждений в церкви св. Винсента.

Божья Матерь Пруйльская

В шести милях от Монтреля был расположен Фанжо, город, построенный ещё римлянами и названный ими "Fanum Joris" или Замок Любви. Возвышенность, на которой стоял город, делала его неприступным для врагов надежным убежищем окрестных жителей. С севера город защищали хребты Черных гор, с юга - отроги Пиренеев, а в центре лежала плодородная долина. Св. Доминик отправился в Фанжо в начале июля 1206 года. Поднимаясь по крутой тропинке, он не помышлял о том, что в окрестностях этого города получит знамение Господа о деле всей жизни, что его будут называть Знак Господень или "Сигнаду" ("Signe de Dieu") на диалекте южан, что его имя и труд будут покрыты славой в анналах небесной и земной Церкви. Это произошло в маленьком городке Пруйле, расположенном по дороге в Монтрель в миле от Фанжо. Этот городок иногда назывался также Oppidulum или городом множества лилий (Plura Lilia). Небольшое поселение гордилось своим древним замком и феодальной независимостью, но его главной святыней был храм Пресвятой Девы с замечательной статуей. Задолго до альбигойских войн Пруйль был местом многочисленных паломничеств. В Пруйльском монастыре и сейчас храниться точная копия этой статуи, изображающей Пресвятую Деву на троне с Божественным младенцем на коленях. Она поддерживает его левой рукой, а в вытянутой правой держит глобус. Правая ручка. Младенца поднята для благословения, а левая касается глобуса. На копии добавлены фигура доминиканской монахини и фигура св. Доминика, как бы представляющего свою духовную дочь Царице Небесной. Это очень значимое добавление, так как именно в Пруйле св. Доминик основал женский монастырь. Впоследствии этот монастырь, ставший огромным и процветающим, очень гордился тем, что ему довелось быть колыбелью Доминиканского Ордена. Благодаря святому Доминику, храм и статуя Пречистой Девы, бывшие в небрежении во время альбигойских войн, были прославлены опять и никогда больше небыли в поругании. Именно из Пруйля пошло особое почитание Девы Марии в Доминиканском Ордене. С момента возникновения Доминиканская семья находилась под защитой Божьей Матери. Мария взяла Доминика под свое покровительство и, ходатайствуя перед своим Сыном за мир погрязший во грехах, говорила о св. Франциске и св. Доминике как о новых работниках в Его винограднике. Позже, великая святая - Екатерина Сиенская в одном из своих экстазов услышала, что Господь называет Доминиканский орден прекрасным и благоуханным садом, садом радости.

Предание говорит о том, что когда св. Доминик молился перед статуей Божьей Матери в Пруйле, он услышал, что Приснодева велела ему читать Розарий и послала его в мир сокрушать многоголовую гидру ереси силой этой молитвы. Другое предание говорит о том, что через несколько десятилетий, в монастыре Санта Сабина она пожаловала Ордену через блаженного Реджинальда монашеское одеяние. Орденский хронист писал об этом так:

Блаженны носящие этот хабит достойно,

Имеющие символ безмерной милости,

Вытканный руками Приснодевы

Для членов её семьи.

Битва со злом

Но вернёмся в Фанжо. Во времена св. Доминика город был оплотом ереси, и святой ринулся в борьбу за спасение душ, несмотря на огромные трудности. Битва со злом началась с чуда "Испытания огнём". По обычаю того времени было предложено испытать огнём еретические сочинения и книги св. Доминика. Книги были брошены в огромный камин в холле замка Фанжо. Сочинения еретиков были мгновенно охвачены пламенем и сгорели, а книга св. Доминика трижды с огромной силой выбрасывалась из огня "невидимой рукой Высшей Силы до высочайшей полки камина, где до сих пор видны следы этого великого чуда", как повествует об этом старинная хроника. Камни этого очага и каминная полка до сих пор хранятся в приходской церкви Фанжо. Для людей того времени испытание огнём было сильным доказательством истинности учения, изложенного в книге св. Доминика. Предание повествует, что книга посвящалась милосердию Иисуса Христа, а целая глава была посвящена защите доктрины о Непорочности Пресвятой Девы. Еретики всем сердцем ненавидели Деву Марию и её защитника и однажды попытались убить его.

На дороге ведущей из Пруйля в Фанжо, у подножия холма, крест стоит на месте ещё одного чуда. В этом месте в засаде наёмные убийцы поджидали св. Доминика, но, пораженные святостью Божьего человека, не смогли поднять оружия. Убедившись, что они не могут причинить ему вреда, разбойники спросили святого, что бы он сделал, если бы они попытались убить его. Св. Доминик ответил: "Я бы просил не убивать меня сразу, но сначала медленно отрезать конечность за конечностью, затем выколоть глаза и оставить меня полумертвым, истекающим кровью, чтобы я мог страдать как можно дольше, подражая моему Распятому Спасителю".

Несмотря на яростное сопротивление еретиков, примером которого служит покушение на святого, Доминик своим красноречием, правдивостью и искренностью, своими молитвами, постами и страданиями умерщвления плоти смягчил сотни заблудших сердец, увлеченных лжеучителями. Среди первых плодов его трудов в Фанжо было обращение девяти молодых женщин благородных фамилий. История этих женщин на некоторое время становится центром нашего повествования.

Одна особенность альбигойской ереси представляла большую трудность для проповеди св. Доминика. Этой особенностью был прозелитизм. По сравнению со старой ересью манихеев в альбигойской ереси было мало нового. Новым был хорошо организованный апостолат. Члены секты, называемые "совершенными" или "чистыми", активно обучали своему лжеучению. Они организовали особые дома или конвенты, ставшие рассадниками ереси. Особенно активно в них действовали альбигойские женщины. Трудные экономические условия времени привели многих благородных людей к нищете. Иногда они были не в состоянии вырастить детей и дать им образование. Этим воспользовались еретики и предложили свои конвенты детям любого возраста, а также сиротам. Их юные души были как сухой хворост для дьявольского рвения женщин-ересеархов. Св. Доминик хорошо осознавал, что для борьбы с альбигойским злом надо противостоять главному очагу заболевания и разложения - конвентам, управляемым " совершенными". Только Церковь могла показать пример верующих женщин, превосходящих набожностью, праведностью и любовью к истине Иисуса Христа женщин-еретичек. Катары были хорошо защищены и организованы, имели отлаженную систему образования, они были уверены во влиянии своего благочестия на жителей Лангедока.

Сердце Доминика страдало при мысли о юных и невинных жертвах разрушительного манихейства, он понимал, что для борьбы со злом нужны мужчины и женщины, посвятившие свои сердца и души служению Божественной Истине. В сражении с ересью он поставил своих первых обращенных лицом к лицу со злом и ужасом, владевшим их душами. Первые изменения в Фанжо сопровождались знаком власти св. Доминика над дьяволом. Старинная хроника в живописных подробностях излагает историю этого события. Однажды, когда святой Доминик служил мессу в соборе Фанжо, после обычной проповеди к нему подошли девять молодых воспитанниц альбигойской школы. "Слуга божий, - сказали они, - если то, о чем ты говорил сегодня, правда, то мы пребываем в заблуждении. Моли Бога, чтобы он привёл нас к знанию истинной веры. " - "Мужайтесь, - ответил им св. Доминик, - Господь покажет вам хозяина, которому вы служили". Пока он говорил это - повествует легенда - женщины увидели князя тьмы в виде чудовищного огромного кота, черного как каминная сажа, с огненными свирепо вращающимися глазами, с кровавым высунутым языком, из его глотки вырывалось драконье шипенье, а мощные лапы царапали землю. Ужасный кот неожиданно прыгнул прямо в центр женской группы, потом три раза обошел вокруг них, затем вцепился когтями в веревку от колокола, поднялся по ней наверх и исчез, испустив зловоние столь отвратительное, что никакие ароматы Аравии не смогли бы заглушить этот ужасный запах."

Мы можем представить, какое впечатление произвело его появление на юных женщин. Они больше не нуждались ни в каких убеждениях, чтобы оставить ересь, владевшую ими до этого. Отныне Господь направлял их жизнь. Но чудесное обращение, спасшее их души, сразу поставило перед св. Домиником новую задачу.

Знак Господень (Сигнаду)

Отныне заботой Доминика стало устройство прибежища для женщин, порвавших с ересью. Но этот дом должен был стать не только убежищем, но и воплощением того, о чем долго думал святой - новой твердыней христианского монашества. Поэтому он не только вел этих женщин к праведности, но чтобы полностью избавить их от влияний еретических "совершенных", основал новый женский монашеский орден. Этот орден должен был показать миру новый идеал совершенства, основанный на страданиях распятого Христа.

Однажды в ночь накануне праздника св. Марии Магдалины после трудов и забот дня, св. Доминик по своему обыкновению уединился на тихой горе за городскими стенами Фанжо около северных ворот. Там, под глядящими на землю звёздами, он обычно проводил ночи в молитве. В тот день св. Доминика заботила мысль о девяти обращенных женщинах. Он обратил свое сердце к Богу и в молитве увидел огненный шар, спускавшийся со звездного неба. Шар три раза обогнул Пруйль и остановился над собором Пресвятой Девы. Знамение повторялось две ночи подряд. Полученный знак Господа указывал на место прославления Его Пречистой Матери.

Первый женский монастырь

Действуя по воле Божьей и получая поддержку обращенных женщин, св. Доминик начал выполнять план, ниспосланный ему в видении. Фульк, епископ Тулузский, узнав о данном Доминику знамении, всецело поддержал его планы. Он с радостью передал Доминику церковь Санта-Мария в Пруйле вместе с участком земли "для уже обращенных женщин и тех, которые еще будут спасены проповедниками, борющимися против ереси". Вероятно, вначале Доминик получил только устное разрешение. Но затем, 18 декабря 1206 года, было дано официальное разрешение на владение землей. Первый доминиканский монастырь, построенный по плану св. Доминика за три месяца, был предельно простым. Он был небольшого размера, с глинобитными стенами. Начало было скромным, но его озаряла благодать Божия.

В течение последующих нескольких лет в Пруйле начала возникать небольшая община братьев-проповедников, которая позже, в 1217 году, превратилась в братство. Женский монастырь оказался прообразом общины братьев-проповедников.

Св. Доминик с отеческой любовью следил за монахинями, известными в Пруйле как "проповедницы". Их монастырь, получивший название монастыря "Святой проповеди", жил по созданному Домиником Уставу. Позже Устав стал широко известен как Правило св. Секстуса, так как первые сестры представили его в Риме в монастыре этого святого, там же он получил одобрение Папы Григория IX и Папы Иннокентия IV. Это простое Правило целиком сохранилось в папском Декрете.

С ранних лет св. Доминик хранил в сердце любовь к Литургии, поэтому неудивительно, что она составляла основу монастырской жизни. Мы видим в первоначальном документе совершенный баланс между созерцательной, деятельно-апостольской и литургической жизнью. Устав говорит об очень строгом образе жизни. "Распорядок дня сестер вел их шаг за шагом по пути святости. День проходил в выполнении епитимий, серьезном чтении, посте, уходе за больными, исполнении обетов, разумном отдыхе и серьезных занятиях. Святой отец сам придумал одеяние для своих дочерей, такое же скромное и того же цвета, как у него самого. Общение с окружающим миром было ограничено. По разрешению аббатисы сестры могли общаться с посетителями, но только из-за решетки и в чьем-либо присутствии. Сестры всегда были заняты молитвами, чтением или работой, так как они должны были в поте лица зарабатывать свой хлеб". (Мортьер).

 Орден проповедников

Хотя попечение о первом женском монастыре требовало много забот, св. Доминик не оставлял работы в Апостольской миссии. Нужда в проповедниках была огромной, но дело шло очень медленно. Епископ Диего, с надеждой смотревший на родную Испанию, отправился туда в 1207 году. Его безвременная смерть в Осме оставила "Святых проповедников Пруйля" без суприора. Ответственность, лежавшая на св. Доминике, возросла. Насущный вопрос официального разрешения самостоятельной деятельности Доминика и его компаньонов был поднят в Риме папским легатом. Святой отец ответил, что считает очень важной живую связь между орденом св. Доминика и Апостольской Миссией (напомним, что в ее составе Доминик и епископ Диего прибыли на юг Франции) и что эта связь должна продолжаться как можно дольше. Папа Иннокентий приказал легату соединить работу Апостольской миссии с деятельностью тех, чья нищета, а также смирение и любовь к Слову Божьему показывали особую приверженность к апостолату. История говорит о письме Понтифика, в котором он, руководимый Святым Духом, ясно выразил желание создать первый нищенствующий орден в Церкви во главе со св. Домиником.

Начиная с 1207 года, во время начавшейся после убийства папского легата Петра де Кастельно войны с еретиками, Доминик продолжал заботиться о Пруйльском монастыре и проповедовать. Благодаря молитвам и созерцательной деятельности сестер, монастырь превратился в могущественный оплот католической веры. В 1215 году епископ Фульк Тулузский, видевший в работе Доминика и его единомышленников прообраз великих дел, официальным актом назначил их проповедниками своего диоцеза. Первый монастырь отцов-проповедников был основан в Тулузе. Блаженный Джордан упоминает книги как самый драгоценный дар епископа. Значение, придаваемое этому подарку, показывает, насколько изначально важна была для ордена теология. Известно также, что Доминик готовил своих первых последователей в епиcкопальной школе, основанной Фульком и возглавляемой Александром Ставенсби, будущим архиепископом Кентерберийским. В соответствии с лучшими традициями Церкви проповедники святого Доминика получали степень доктора богословия. С самого начала идея ордена проповедников осуществлялась со всей возможной полнотой. Это был институт одновременно канонический и апостолический, основной доктриной проповеди являлись учение и созерцание. Последующее развитие ордена укрепило то, что было присуще ему с момента возникновения.

Но вернемся в 1208 год. К этому времени не много цистерцианцев оставалось в составе Апостолической Миссии, да и результаты их работы Риму были неизвестны. "Святые проповедники Пруйля" в одиночестве стойко сражались со шквалом ереси. Переведённые в Тулузу, под покровительством епископа, они начали формироваться и набирать силу, но пока еще не могли конституироваться как орден. То, что задумал Доминик, было настоящей революцией в институте монашества: соединение апостольской жизни с созерцанием. Это было важным дополнением к традициям монашеской жизни. Последнее слово оставалось за Римом. В 1215 году св. Доминик вместе с епископом Фульком отбыли в Рим для участия в Латеранском Соборе. В вечный город их пригласил Папа Иннокентий. Он благословил создание ордена по плану, составленному св. Домиником при поддержке епископа Фулька. Папа велел Доминику обсудить со своим братством устав, а затем вернуться в Рим для окончательного утверждения ордена. Блаженный Джордан говорит: "Брат Доминик во всех своих планах и замыслах получал полную и всестороннюю поддержку своего ордена". Однако Папа Иннокентий умер прежде, чем поставил свою подпись на официальном окончательном утверждении ордена. Доминику удалось добиться желаемого результата при новом Папе. Гонорий III и сам, еще до своего избрания, боролся с еретиками. Он понимал необходимость ордена знающих и ревностных проповедников, которые взяли бы на себя работу искоренения ереси. В двух буллах, изданных в один день, Понтифик утвердил новый орден и обратился к Доминику и его братьям с пророческими словами о том, что они должны быть "светом миру и оплотом веры". Новый орден получил название "Ордена проповедников" и единственную в своем роде привилегию быть папской институцией, т.е. подчиняться непосредственно Папе.

Рассеивание братства

В середине мая 1217 года св. Доминик вернулся к братству. Велика была радость шестнадцати братьев при встрече со святым отцом. Но радость сменилась недоумением, когда они узнали о планах св. Доминика рассеять только что сложившееся маленькое сообщество, чтобы орден мог расти и расширять свою работу.

Граф де Монфор, множество влиятельных клириков и даже собственные братья отговаривали Доминика от этого шага. Но он, руководимый Святым Духом, оставался непоколебим. На празднике Успения Богородицы, собравшем все братство в церкви Пресвятой Девы в Пруйле, при огромном стечении народа, в присутствии графа де Монфора и его двора, св. Доминик просил Божьего благословения на новое начинание. Когда месса закончилась, святой, еще в праздничном облачении, обратился к братству, напоминая им о цели, для которой создавался орден и об обязанностях, которые они на себя приняли. Он пожелал им мужества и защиты от Господа и велел всегда быть готовыми служить Церкви в деле спасения душ. Братья преклонили перед ним колени и принесли торжественные обеты. Монахини Пруйля в тот же день также принесли обеты затворничества. Когда церемония закончилась, святой рассказал каждому брату о предстоящем пути. Двое братьев оставались в Пруйле, семь человек должны были представлять орден в парижском университете, двое отправлялись в Сен-Ромен, четверо шли в Испанию, один возвращался со святым Домиником в Рим. Доминик отправил братьев на проповедь как истинных евангельских апостолов: на дорогу они получили только напутствия и благословения. Некоторые из присутствующих цистерцианцев недоумевали, как это Доминик отправляет "неопытных мальчиков" проповедовать и учить, но святой на это вежливо ответил: "Я знаю, что эти мальчики благополучно пойдут и вернутся, собрав большой урожай душ".

Время странствий

В октябре 1217 года св.Доминик опять отправился в Рим, сохраняя в своём путешествии те же правила, что и в прежних апостольских скитаниях. Он и его спутники шли пешком, проповедуя во всех местах, через которые проходили, и целиком зависели от милосердия и поддержки местных жителей. Как только они выходили из городов и селений, Доминик снимал обувь и продолжал путь босиком. Несмотря на острые камни на дорогах, он никогда не разрешал своим спутникам нести его суму и обувь, хотя они часто просили его об этом. Когда Доминик видел с холмов простирающиеся перед ним города или поселения, он думал о несчастных людях, страдающих там, и об их грехах, затем он коленопреклоненно молился, чтобы наказание небес не пало на эти места. Глаза св.Доминика обычно были направлены вниз и казалось, что он не замечал ничего вокруг себя. Если в пути его настигал дождь или встречались какие-то трудности, он благодарил за них Господа пением своих любимых гимнов: "Славься, Царица Небесная" или "О, приди, Дух Святой". Он тщательно соблюдал все пункты устава, хотя и был освобожден от них на время путешествия. Св.Доминик соблюдал строгий обет молчания от вечерни до заутрени, а в остальное время он скрашивал путь духовными беседами со своими спутниками. Иногда он говорил им: "Идите дальше и думайте о нашем Господе", а сам оставался в уединении и погружался в молитву. Превратности путешествия никогда не мешали ему ежедневно служить Святую Мессу. Когда позволяли обстоятельства, святой со спутниками останавливался на ночлег в благочестивых домах и те, кто давал ему приют, получали очень многое за те несколько часов, что святой проводил у них. Он никогда не уставал поддерживать и утешать людей, вселяя мир в их души, страдающие от искушений сатаны. Где бы он ни был, в доме или в пути, он всегда "говорил с Богом или о Боге" и желал, чтобы его братья делали то же самое. Так святой шёл через Францию, Германию, Швейцарию и Италию, к нему постоянно присоединялись ученики, просившие об основании новых конвентов.

 Утверждение Ордена в Риме

Папа Гонорий с большой радостью встретил Доминика в вечном городе. Братству была отдана старинная церковь св.Сикстуса с прилегающими постройками. Доминику, благодаря милостыне верующих, вскоре удалось расширить их настолько, что строения смогли вместить значительное число братьев. За три месяца пребывания в Риме Доминик собрал вокруг себя более сотни последователей. Затем, верный принципу: "зерно надо сеять, а не хранить", Доминик вызвал из Парижа своего любимого ученика Бертрана Гарригуанского, чтобы основать братство в Болонье, известной своим прославленным университетом.

В это время Господу было угодно укрепить учительский авторитет Доминика множеством замечательных чудес. Однажды безутешная мать положила к ногам святого своего умершего ребенка, и после молитвы св.Доминик возвратил его матери живым и здоровым. В другой раз по слову святого вернулся к жизни каменщик, раздавленный рухнувшей на него стеною. Слава об этих чудесах распространилась так широко, что люди сопровождали святого куда бы он ни шёл, иногда они даже отрывали кусочки его одежды в качестве реликвий. Община св.Сикстуса существовала на милостыню верующих, и вот однажды, когда в доме не было еды, св.Доминик сказал братьям сесть вокруг стола как обычно. Он начал молиться, и в трапезную вошли два юноши. Они положили перед каждым братом, начиная с самого младшего, хлебцы необыкновенного вкуса, затем склонили головы и исчезли. Доминик сказал братьям: "Ешьте хлеб, ниспосланный Господом". Затем он попросил подать к столу немного вина и, услышав, что вино кончилось, велел идти в погреб и принести вина, посланного Господом. В погребе посланные нашли сосуды до краёв наполненные прекрасным вином. Похожие чудеса в жизни св.Доминика повторялись множество раз.

Примерно в это время Папа дал Доминику деликатное поручение убедить несколько благочестивых римлянок, живущих общиной, но без регулярной дисциплины, принять устав. Вооружившись терпением, кротостью и милосердием, святой выполнил эту трудную миссию. Монахини, числом сорок четыре, захотели получить одеяния Ордена и принесли обеты на руки св.Доминика.

Вскоре произошло ещё одно чудо, свидетелями которого оказались монахини Ордена, два кардинала и ещё несколько очевидцев. Племянник кардинала Орсини, юный Наполеон, упав с лошади, разбился насмерть. Святой Доминик, совершая Евхаристию, пребывал в экстатическом состоянии, а после принесения Святой Жертвы, трижды коснулся лица и тела умершего и трижды позвал его, затем совершил крестное знамение, воздел руки к небу, оторвался от земли на несколько дюймов и воззвал громким голосом: "Юный Наполеон, во имя нашего Господа Иисуса Христа, я говорю тебе: встань", и в то же мгновение мёртвый юноша ожил.

Папа Гонорий передал Доминиканскому Ордену монастырь Санта Сабина, а монастырь св.Сикстуса был отдан доминиканским монахиням. Пока отстраивался новый монастырь, братство временно находилось в резиденции Понтифика. Св.Доминик был очень огорчен царящими там нравами - пока кардиналы обсуждали дела Церкви, их слуги играли в азартные игры. По просьбе Папы Доминик начал объяснять Святое Писание не только маленькой группе братьев, но и целой Папской Курии. Это было первое официальное указание Папы на важнейшую обязанность членов Доминиканского Ордена. Кроме проведения этих занятий святой каждый день проповедовал в той или иной церкви города. Он ввел среди братьев Ордена обычай начинать проповедь со славословия Деве Марии. Но основным делом св.Доминика были занятия с монахинями монастыря св.Сикстуса, которых он навещал каждый день и обучал принципам духовной жизни, и занятия с группами новициев, недавно принятых в Орден. Среди множества других братьев доминиканское одеяние было дано двум польским братьям Гиацинту и Сеслаусу. Вскоре им предстояло основать Доминиканский Орден в Восточной Европе. К этому периоду жизни святого относится основание Третьего Ордена доминиканцев-мирян, вначале известного под названием "Воины Иисуса Христа". По своей природе это был изначально рыцарский религиозный орден, призванный защищать Церковь. С течением времени его название было изменено на Третий Орден Кающихся св.Доминика или Орден св.Доминика от покаяния, заботы военной службы сменились делами милосердия и покаяния, и в орден стали принимать мужчин и женщин. Обычно такие группы кающихся св.Доминика формировались вокруг доминиканских монастырей и святость монашеской жизни распространялась на жизнь светскую.

 Милость Царицы Небесной

Среди множества прекрасных историй, связанных с этим периодом жизни св.Доминика, выделяются две или три, рассказывающие об особенной милости Царицы Небесной. Однажды ночью, когда Доминик молился в общей спальне, он увидел прекрасную даму, сопровождаемую двумя женщинами. Она шла, окропляя спящих братьев святой водой и осеняя их крестным знамением. Святой пал к ногам дамы и спросил её имя - "Я та, которую ты призываешь каждый вечер в молитвах, и когда ты просишь: "Пресвятая Дева, не оставь нас грешных", я падаю ниц перед своим Сыном и прошу его хранить твой Орден". Этой же ночью святой удостоился второго видения. Он увидел Господа, одесную его была Пресвятая Дева, она смотрела на Доминика. Перед лицом Господа были все монашеские ордена, кроме доминиканского. Горько рыдая, святой пал перед Господом и Его Матерью и оставался коленопреклоненным и плачущим, пока Господь не спросил его о причине слез. "Я плачу, потому что вижу монахов всех орденов, кроме доминиканского". Тогда Господь спросил Доминика: "Хочешь увидеть свой Орден?" - "Да, Господи", - трепеща ответил святой. Господь коснулся рукой плеча Пресвятой Девы и сказал: "Я поручил твой Орден заботам Моей Пречистой Матери". Приснодева распростерла свою мантию так, что её складки покрыли небеса и землю, и в складках мантии Доминик увидел всех своих детей.

Летом 1218 года у Доминика появился послушник удивительных дарований - это был блаженный Реджинальд Орлеанский. Пресвятая Дева спасла его от смертельной болезни, совершив помазание своими пречистыми руками. Именно блаженному Реджинальду Приснодева показала одеяние ордена, появившись перед ним с хабитом в руках и сказав: "Смотри, вот одежда вашего Ордена". С этого времени доминиканский плащ с капюшоном заменил стихарь регулярных каноников.

 Путешествие в Испанию

Около 1218 года святой Доминик отправился в поездку по новым монастырям, оставив блаженного Реджинальда своим викарием в Италии. В Фаэнце святой был приглашен во дворец епископа. Встав к ранней заутрене, Доминик, по своему обыкновению, отправился в ближайшую часовню, чтобы совершить литургию. Он хотел выйти из дворца, не тревожа его обитателей, но несколько слуг епископа увидели двух прекрасных юношей, стоявших у спальни святого с горящими светильниками в руках. Юноши пошли впереди святого и его спутников, освещая им дорогу и открывая перед ними все двери дворца. И это повторялось каждую ночь - доминиканцы в сопровождении прекрасных юношей шли к церкви св.Андрея и возвращались назад. И по сей день земля, по которой они ходили, называется "полем ангелов".

После коротких визитов в Болонью и Тулузу св.Доминик пересек Пиренеи и ступил на землю родной Испании. В Сеговии он основал новый монастырь. Маленький грот неподалёку от города ныне превращен в часовню. Там Доминик молился и бичевал себя для прославления Господа. На стенах грота сохранились следы крови от бичеваний святого. В этой часовне в 1574 году у св.Терезы было видение. Она увидела св.Доминика и спросила, почему он находится слева от неё и получила ответ: "Правая сторона принадлежит моему Господину". Тереза обернулась и увидела Господа, стоящего с правой стороны. Он был рядом несколько минут и, перед тем как исчезнуть, сказал ей: "Радуйся с моим другом". Святой Доминик оставался с Терезой в течение двух часов, рассказывая ей о страданиях и о благодати Божьей, дарованной ему в этом гроте, говоря с ней о мужестве и терпении, ободряя и утешая её.

Из Сеговии святой отправился сначала в Замору, где начал приготовления к устройству новых монастырей, а затем в Мадрид, в котором уже существовало доминиканское сообщество. Плоды деятельности этого братства были столь замечательны, что слезы радости и благодарности появились на глазах святого. Перед отъездом из Мадрида св.Доминик основал женский монастырь, отдав ему маленький домик, прежде занятый братьями.

Доминик любил всех людей - богатых и бедных, простых и благородных, и его любили все, кроме еретиков, которых он обличал в проповедях. Но и к ним он был милосерден, увещевая их, склоняя к покаянию и истинной вере. Святой проповедовал и исповедовал в любом месте, через которое проходил. Его пребывание в Испании продолжалось около пяти месяцев, затем в апреле 1219 года св.Доминик оказался в Тулузе и всецело посвятил себя апостольским трудам. Оттуда вместе с блаженным Бертраном Гарригуанским Доминик отправился в Париж. По пути они посетили санктурий Божьей Матери в Романкуре, по преданию основанный Закхеем-мытарем. Во время путешествия они встретились с немецкими пилигримами. Паломники услышали пение псалмов и литаний и присоединились к молитвам отцов. Св.Доминик сказал своему спутнику: "Брат Бертран, давай помолимся и попросим у Господа понимание их языка, чтобы мы могли говорить с ними во славу Господа нашего Иисуса Христа". Молитва была услышана: в течение четырёх счастливых дней отцы путешествовали с пилигримами и говорили с ними о Господе. Святой Доминик строго запретил своим спутникам рассказывать об этом чуде, сказав: "Если братья услышат об этом, они решат, что мы святые, в то время как мы всего лишь бедные грешники, а если об этом услышат миряне, то это может стать поводом для нашего тщеславия". И случай сохранялся в тайне до самой смерти святого.

В Париже Доминик провёл месяц. Среди университетских преподавателей он обнаружил группу одаренных монахов, носящих одежду его ордена. До возвращения в Италию святой сделал приготовления для основания нескольких новых конвентов, один из которых был основан в Шотландии.

Вернувшись в Болонью, св.Доминик обнаружил, что блаженный Реджинальд собрал много пылких и усердных братьев. Теперь Доминик мог посылать своих одетых в белое братьев по всем городам Северной Италии. Сам бл.Реджинальд отправился в Париж, а Доминик остался в Болонье. Перед отъездом благочестивый ученик привёл к святому отцу одну из своих духовных дочерей по имени Диана д'Андало. Она принесла обеты на руки св.Доминику, а затем стала одной из его прославленных духовных дочерей и основала женский доминиканский монастырь св.Агнессы. Диана была беатифицирована Папой Львом XIII.

 Смерть св.Доминика

В начале августа 1221 года Доминик возвращался из Венеции в Болонью. Путешествие как обычно совершалось пешком, в пути святой много проповедовал. Уже стемнело, когда он достиг конвента св.Николая, где несмотря на слабость и сильную головную боль, долго беседовал с приором и наставником новициев. Затем он ушёл в часовню и провёл ночь в молитве, отвергая все предложения об отдыхе, потом отслужил утреню. Когда утреня закончилась, у святого больше не было сил сопротивляться жестокой болезни, он лег на землю, на чейто плащ и попросил прислать к нему новициев, чтобы в последний раз поговорить с ними. Потом св.Доминик позвал приора и старших отцов и в их присутствии исповедовался за всю жизнь.

После этого вокруг умирающего отца собралось всё братство, и он дал последнее наставление: "Будьте стойкими и усердными в служении нашему Господу, прилагайте все усилия для распространения нашего Ордена, которое только начинается. Вы знаете, что служение Господу - ваш долг, но вы должны служить ему всем сердцем. Стремитесь к святой жизни, будьте верны уставу, возрастайте в целомудрии. Кроме того, дети мои, я завещаю вам иметь милосердие и смирение и хранить свои сокровища в суровой бедности".

Братья были преисполнены печали. Они надеялись, что свежий воздух облегчит страдания больного, и перенесли его в домик за городом. Перед тем как покинуть монастырь св.Николая, св.Доминик принял последнее причастие, а затем его соборовали. Загородный воздух не принёс облегчения, святой попросил братьев перенести его обратно в монастырь из опасения, что если он умрёт за городом, настоятель ближайшей церкви не отдаст его тела. Он сказал: "Господь хочет, чтобы я был похоронен в доме моих братьев". Братья, рыдая, понесли его в город. Они положили св.Доминика в келье брата Монета. Брат Монет отдал ему смену одежды, поскольку бедность святого была такой абсолютной, что кроме хабита, который он носил, у него не было ничего. Доминика, по его настоятельной просьбе, положили на голый пол. Святой быстро слабел, и братья понимали, что вскоре они потеряют горячо любимого отца. Когда они, рыдая, преклонили колени, настоятель, склонившись над Домиником, произнес: "Дорогой отец, ты покидаешь нас безутешно скорбящими, помни о нас и молись о нас Господу". Умирающий святой возвёл глаза к небесам, поднял руки для благословения и сказал ясным отчетливым голосом: "Отче Святой, благодаря Твоей благодати я мог выполнять Твою волю, храни и защищай тех, кого Ты дал мне, я поручаю их Твоей помощи, сохрани и защити их". Затем он повернулся к своим детям и нежно добавил: "Не плачьте, дети мои, я буду для вас более полезен там, куда ухожу, чем в этой жизни".

Его губы продолжали шевелиться, произнося молитву, в конце которой со словами: "Встречайте его, все святые Господа, все ангелы Господни" Доминик поднял руки к небесам и скончался. Это произошло в пятницу около полудня, 6 августа 1221 года, на пятьдесят пятом году его жизни. Память св.Доминика ежегодно отмечается 8 августа.

Черты личности

Во всех трудах и заботах, невзирая на голод, жажду, усталость, длительные путешествия и многочисленные препятствия, сердце св.Доминика было всегда свободно и открыто Господу, как если бы не существовало ничего кроме Него. Однажды в Болонье, в частном разговоре со святым цистерцианским отцом, Доминик признался - что бы он ни попросил у Господа - все было всегда даровано ему.

Ночи святой всегда проводил в молитве. Он никогда не разрешал себе нежиться в кровати, а если и позволял себе немного отдохнуть, то ложился на голый пол к подножию алтаря. Он носил на поясе железную цепь и трижды за ночь до крови бичевал себя, сначала за свои собственные грехи, потом за обращение грешников и, наконец, за души в чистилище.

Все знавшие его люди говорили, что никогда не видели такого смиренного человека. Его милосердие и сокрушенное сердце проявлялись и в молитвах, в которые он включал отрывки из псалмов, отражавших его душевное состояние, и в его заботах о ближнем, и в благодарности жертвователям.

Его вера в Бога была безгранична и непоколебима. "Иди и молись, сын мой, и Господь позаботится", - говорил он монахам, приходящим к нему с неотложными нуждами братства, и Господь всегда помогал им, и они всегда имели всё необходимое.

Перевод Марины Разживиной